Хазрят Хваджа Муинуддин Чишти -
Великий святой Ислама


Отречение от мира,
искания
и
посвящение на духовный путь
хваджи Муинуддина

 
Предисловиe
Шазалийская сильсила
Величайший Шейх всех эпох и народов -
Абдул Кадир Джиляни

Хваджа Муинуддин Чишти
1>
:: 2> :: 3>

Чудо 2002 года

Султан Баху. Формулы
Ключи к сокровищам
Письма в Пути
1> :: 2> :: 3> :: 4> :: 5> ::
Тайна сундука
Благословенная земля
Адабы
Настоящая работа
Любовь к Муршиду
Адабы к Муршиду
О Тарикате
Что такое тарикат?
Из бездны мрака
к сиянию небеc
(отрывок) ::: 1 ::: 2  
Силы фразы "Бисмиллях"
Чудесный город
Открытый Путь
Прощение или наказание
Полтора ученика
О дровосекe
 
Разнообразные ресурсы интернета:
сайт знакомств, магазины, детские ресурсы:

 

 
 



Отречение от мира, искания и посвящение на духовный путь хваджи Муинуддина

Уже говорилось, что в юности, живя в Хорасане, в течение многих лет хваджа Муинуддин был свидетелем ужасающих, леденящих кровь, сцен. Из-за этого у него возникло отвращение к мирской жизни и удовольствиям. Его снедало внутреннее недовольство жизнью, хотелось вырваться из её порочного круга – но как?


Отречение от мира.

Шёл 551 год хиджры. Юный хваджа Муинуддин поливал грядки в саду и вдруг увидел шейха Ибрагима Кандози – тот проходил мимо. Юноша приветливо пригласил шейха зайти, благоговейно поцеловал его руки и усадил под тенистым деревом. Срезав грозди свежего винограда. он поднёс их этому святому человеку. Подношение было благосклонно принято.
Святому понравились учтивые манеры и ревностность юноши. Он духозрительно увидел в его сердце искру божественной любви и жаждание Истины. И тогда он извлек из котомки хуль (кунжутный жмых; однако некоторые историки говорят, что это был кусок хлеба) и, разжевав его, вложил в рот юному Муинуддину. Тот проглотил его, и завеса мирских иллюзий тотчас спала с его глаз, он увидел мир покойным и насыщенным светом божественного присутствия.
Когда Муинуддин вернулся в обычное состояние, шейх Кандози уже ушел.

Удивительное переживание, которое знаменовало начало духовного пути Муинуддина, может показаться современным материалистам историей из «Сказок 1001 ночи». Но именно так всё и было. Такие случаи происходили с людьми духа, дервишами, риши и муни высочайшего братства Востока. Такое случается и в наше время – с теми, кому посчастливится встретить подлинного святого, избегающего людских глаз, чтобы избежать препятствий на своем духовном пути. Описания подобных встреч содержатся в священных текстах всех ведущих мировых религий. Нынешнее поколение материалистов иронизирует над подобными вещами, не веря в то, что превышает человеческие возможности, и требует научных и логических доказательств. Но это недоверие развеивается при ближайшем рассмотрении канонических религиозных текстов христианства. Концепции суфизма в исламе и древние знания йоги и веданты у индусов также содержат описания подобных чудесных проявлений.

Там, где краеугольным камнем является духовное единение с Богом, логическая аргументация неуместна. Логика и суфизм несовместимы, о чем говорилось в 4 главе о суфизме. Науку духовного единения не преподают в современных университетах и не исследуют в научных лабораториях. Этот тип знания даруется Богом только Его преданным, возлюбившим Его.


Отъезд в Бухару.

Благодаря чудесному духовному опыту, которому хваджа Муинуддин был обязан шейху Ибрагиму Кандози, юноша отринул всё мирское. Он продал свой сад, мельницу и всё имущество, а вырученные средства раздал бедным и нуждающимся. Затем он распрощался с родными и близкими и отправился из Нишапура в Бухару, которая в то время была средоточием духовного знания (Сайяр-иль-арифин, с. 3).

Скромный юноша в одиночку проделал трудный путь, без друзей и без гроша в кармане, среди дикости и варварства, не думая о хлебе насущном, движимый лишь поисками Истины. Он вырос в атмосфере достатка, но именно это всегда мучило его. Сейчас, утратив всё, он обрёл довольство. И этим он был обязан встреченному им маджубу. Он и думать не думал, что станет одним из величайших исламских святых и муджахидов своего времени, принесет миру величайшее благо, станет спасительным бальзамом для угнетенных, развеет гордыню и надменность могучих властителей, притесняющих слабых. Юному путнику был назначен судьбой великий удел – во благо мира и счастья человека.
И вот он добирался до Бухары, поскольку знаменитые на Востоке университеты Багдада и Нишапура пришли в упадок из-за непрестанных войн и грабежей. Бухара же сохранила свои медресе и высокообразованных улемов.
Историки ничего не пишут о том, где учился юный хваджа Муинуддин. Скорее всего, он изучал Коран с домашним учителем. Один из историков пишет, что в возрасте семи лет хваджа Муинуддин постиг Коран сердцем и выучил его наизусть. В Бухаре хваджа Муинуддин прошел все курсы восточной науки и литературы у высокообразованных улемов, наиболее известным из которых был мевлана Хисамуддин Бухари, из рук которого юноша получил свою джуббу (одеяние) и дастар-и фазилат (тюрбан образованности) – два высших знака отличия того времени (Далил-уль-арифин, с. 47).


В Самарканде.

Завершив свое обучение в Бухаре, юноша отправился в Самарканд – в то время крупнейший образовательный центр. Здесь он углубил свои знания в богословии, философии и грамматике. Учеба в Бухаре и Самарканде пришлась на 1150-1160 гг. (552-561 гг. хиджры). (Автор Вака-и Шах Муинуддин Чишти пишет, что сперва юноша учился в Самаркандне, а затем в Бухаре).

Поиски духовного наставника. Получив блестящее образование, этическое и религиозное, хваджа Муинуддин теперь нуждался в духовном наставнике. В поисках мастера он отправился из Самарканда на юг, в сторону Багдада. На пути ему попался городок Харван или Харон, где жил суфий хазрат хваджа Усман Харуни, один из величайших дервишей своего времени (он родился в 510 г. хиджры и умер в 617 г.; похоронен в Мекке). К нему со всех концов страны стекались искатели истины, ищущие просветления и его наставлений.

У стоп муршида. Хваджа Муинуддин отправился к великому святому. Придя к нему, он благоговейно поцеловал землю и произнес:
– Господин, могу я покорнейше попросить вас принять меня в качестве вашего смиренного и преданного мюрида?
Хазрат хваджа Усман духозрительно увидел, что Муинуддин достоен войти в круг его учеников, и ответил утвердительно.

 

Посвящение.

Вот что сам хваджа Муинуддин говорит о своем посвящении (которое имело место примерно в 561-62 г. хиджры):
«Я имел честь предстать (перед хазратом Усманом) в присутствии многих достойнейших людей духа и преклонил перед ним голову в глубоком благоговении. Хазрат Усман сказал, чтобы я совершил два раката намаза, и я сделал это. Затем он усадил меня лицом к Каабе (Мекке) и сказал, чтобы я прочел суру Бакара. Я исполнил это. Он сказал, чтобы я повторил Даруд Шариф (Милость и благословения Пророку и его семье) 21 раз и 60 раз произнёс Субхан Аллах (Славен Господь). Я сделал это. Затем он поднялся, взял меня за руку и посмотрел вверх со словами:
– Вот ты пред Господом!
Затем он срезал ножницами мои волосы, одел на меня особую шапку (колах чахар тарки) и, усадив, сказал, чтобы я прочел 1000 раз суру Аль-Ихлас («Очищение Веры»). Я исполнил это. Затем он сказал:
– Наши последователи заняты денно и нощно лишь одним: самообузданием (муджахидат). Ступай и исполни это.
Я ушел и провел день и ночь в молитвах, а затем вновь предстал перед ним. Он сказал, чтобы я сел и прочел суру Аль-Ихлас еще 1000 раз. Я исполнил это.
– Смотри вверх, – сказал он. – Далеко ли видишь?
Я ответил, что до зенита (арш-и молла). Тогда он сказал:
– Смотри вниз.
Я опустил очи долу, и тогда он спросил:
– Далеко ли видишь?
Я сказал:
– До бездны (тахтут-сара).
Тогда он сказал, чтобы я сидя повторил суру Аль-Ихлас еще 1000 раз, и я сделал это. И опять он сказал:
– Посмотри вверх. Далеко ли видишь?
Я ответил:
– До сияния Божьей славы (хиджаб-и азмат).
Он сказал:
– Закрой глаза.
Я закрыл. Через мгновение он сказал:
– Открой!
Я повиновался. Он показал мне два пальца и спросил:
– Что ты видишь через них?
Я сказал:
– 18.000 миров (алам).
Тогда он сказал:
– Теперь твой труд завершен.
Затем он взглянул на кирпич, который лежал здесь, и сказал, чтобы я поднял его. Под кирпичом оказались золотые монеты (динары). Он сказал, чтобы я пошел и раздал их бедным и нуждающимся. Я сделал это. Затем в течение некоторого времени я находился при нём» (Анис-ул-арвах).

Господь избрал определенного человека для определенной миссии в определенный период. Хваджа Муинуддин отринул мир в юности и преуспел в отрешенности от мирского и довольстве малым еще в то время, когда он вполне мог позволить себе все излишества обеспеченной жизни на средства своей семьи. Но, как и у пророков и других спасителей мира, его сердце обратилось в пепел из-за тех низостей и страданий, которые ему довелось видеть. Покинув Нишапур, он избрал удел нищего, сиротского существования. Будучи совершенно один, он сумел завоевать право обучаться у выдающихся знатоков Бухары и Самарканда. И он преуспел в освоении уроков «скрытой мудрости» (знания от Бога), в течение двадцати лет преданно служа своему духовному наставнику и другим духовным авторитетам суфизма – вплоть до своего отъезда в Индию с особой миссией.

 

Чудеса и дервиши-суфии.

Карамат (чудеса), которые прославили хваджу Муинуддина, всегда имели место на Востоке, связываясь с жизнью суфийских святых и индусских духовидцев. Чудеса совершаются силой, даруемой Господом Его святым в награду за их беззаветную преданность, внутреннее самообуздание (муджахадат) и переносимые невзгоды. Чудо – за пределами житейских представлений обычных людей о жизни, оно лежит вне их жизненного опыта и знания. Современной науке и логике нет места в «скрытых» причинах и истоках чудес. Чудеса являют себя лишь в случае крайней необходимости, когда уже исчерпаны все обычные средства убеждения дьявола в человеке в истинности учений и принципов божественных доктрин Истины и Божьих законов. Чудеса – крайнее средство восстановления гармонии в пределах «божественного замысла» в целом. И это – для блага Его творения на земле.

Просвещенные суфии, достишие высокого духовного уровня, крайне немногочисленны и редки. По-арабски их называют вали. Это те, кто, побуждаемый лишь Истиной, подобно хвадже Муинуддину и лучшим представителям из его последователей, использует свои сверхъестественные способности для того, чтобы встретить любую ситуацию строго в соответствии с божественным законом и Божьей волей. Множество чудес (карамат) сопутствовало миссионерской деятельности таких исламских святых, как Гауз-ул-Азам хазрат Абдул Кадир Гилани из Багдада, хазрат хваджа Усман Харуни, хазрат хваджа Муинуддин Чишти, хазрат хваджа Кутубуддин Бахтияр Каки из Дели, хазрат Баба Фаридуддин Гандж Шакар из Пак Патана, хазрат Макдум Алауддин Сабир из Калаяра, хазрат шейх Низамуддин Авлия из Дели, хазрат шейх Салим Чишти из Фатипура Сикри, и другие суфийские святые Индии, Персии и Аравии, столь многочисленные, что их сложно перечислить. И потому, в отличие от нынешних ученых и материалистов, простым людям Аджмера было нетрудно принять чудеса хазрата хваджи Муинуддина, совершённые им по божественному наитию после его приезда в Аджмер. Все древние историки, восточные писатели и ученые, писавшие о чудесных деяниях хваджи Сахиба и других святых, не ставят под сомнение их подлинность. Каждый из них приводит одинаковые описания подлинных событий. И во всех древних Писаниях утверждается возможность совершения чудес.

 

Первое чудо хваджи Муинуддина в Аджмере.

Когда хваджа Муинуддин с небольшой группой последователей добрался до Аджмера, они решили передохнуть в тени деревьев возле городской стены у Андеркота, но погонщики верблюдов раджи Притвираджа прогнали их, сказав, что здесь постоянно отдыхают верблюды раджи. Так, еще не успев войти в город, хваджа Муинуддин столкнулся с расовыми предрассудками. Они перешли на другое место – к озеру Анасагар.

На следующее утро, несмотря на все усилия погонщиков, верблюды раджи не захотели подниматься. Об этом донесли радже. Он был раздосадован и повелел отыскать того факира, которого прогнали вчера, и испросить у него прощения. Когда погонщики пришли к нему, хваджа Сахиб сказал:
– Идите, верблюды поднимутся.
Так оно и случилось.
(Масалик ас-саликин, с. 278).



Непрестанное недоброжелательство и нападки.

Возле озера Анасагар, как раз там, где двигалась группа хваджи Сахиба, располагалось много храмов. Последователи святого заходили в воду и иногда ловили рыбу себе в пищу. Храмовые служители-брамины, конечно, были недовольны этим и пожаловались радже, который повелел немедленно изгнать оттуда «мусульманских факиров». Слуги раджи не просто предложили хвадже Сахибу и его спутникам покинуть берег озера, а грубо потребовали, чтобы они вообще убрались из Аджмера. Этого хваджа Сахиб не мог сделать – ведь он исполнял Божью волю и повеление Пророка Мухаммада (мир ему), о чем говорилось в предыдущей главе. Когда толпа разъяренных браминов окружила их, угрожая смертью, хваджа Сахиб бросил в них щепоть пыли – и это остановило их, приведя в бесчувственное и бессильное состояние. Некоторые бежали, охваченные ужасом.
Об удивительном чуде рассказали радже Притвираджу. Все в городе также узнали об этом и были потрясены. Раджа оказался в непростой ситуации.

 

Обращение Шади Дэва.

Среди храмов у озера Анасагар был величественный храм, где раджа Притвирадж и его приближенные совершали поклонения. Верховным служителем этого храма был весьма образованный брамин по имени Шади Дэв или садху Рам. Он выступал против пребывания хваджи Сахиба в Аджмере.

Услышав о чудесах, он отправился к святому, чтобы уговорить его покинуть эти места. Но при встрече он настолько подпал под духовное обаяние хваджи Сахиба, что забыл обо всём и не мог не выразить свое глубочайшее почтение великому святому. Испросив прощения за недостойное поведение своих религиозных братьев, Шади Дэв порвал со своим прошлым и принял Ислам, став первым учеником хваджи Сахиба в Аджмере.

 

Воды озера Анасагар в машкизе.

Несмотря на полный крах первой попытки одолеть хваджу Сахиба, служители других храмов по-прежнему относились к нему недоброжелательно и запретили последователям брать воду из озера. В ответ хваджа Сахиб сказал Шахи Дэву (который получил новое имя – Саади), чтобы тот перелил воду озера в машкизу (небольшой мех для воды). Тот наполнил машкизу – и вода в озере исчезла. Пересохли и все городские источники. Стало исчезать молоко у кормящих матерей и домашних животных. Священный трепет охватил жителей города. Жизнь замерла. Саади с вестями об этом пришел к хвадже Сахибу, который, как и обычно, был погружен в медитацию.

Магические атаки Аджайпала.
Тем временем служители донесли радже Притвираджу о новых чудесах, что привело его в ярость. Напрасно его мать пыталась образумить его, напомнив, что 12 лет назад ей было предсказано о появлении этого святого. И если он хочет сохранить свое царство, то не должен притеснять дервиша. Однако слова матери не остановили раджу. Он послал за Аджайпалом, своим гуру и преданным сторонником. Аджайпал был весьма сведущ в магии, колдовстве, астрономии, астрологии и т.п. У него были сотни чила (учеников), которых он обучил тому, что знал сам.

Выслушав рассказ о чудесах, совершенных хваджой Сахибом, Аджайпал стал уверять раджу, что нет никаких причин для беспокойства, что этот факир – мошенник и плут по части оккультных наук, и он без труда выдворит его из Аджмера. Аджайпал посоветовал радже в сопровождении слуг и телохранителей отправиться к факиру, куда следом за ним тотчас прибудет и он со своими чила и всем необходимым для таких случаев.

Необычные переживания раджи.
По дороге к ходже Сахибу раджа Притвирадж, пылая гневом, начал представлять себе, как он расправится с хваджой и его последователями – и тотчас утратил зрение. Когда же он вспомнил совет матери отнестись к дервишу уважительно, его сердце смягчилось и зрение вернулось к нему. Это повторялось семь раз(!!!), пока он не добрался до места, куда как раз подоспел Аджайпал со своими учениками.


Атаки Аджайпала.
Аджайпалл тотчас начал магические атаки на мирного и безоружного святого, последователи которого испугались при виде прибывших. Успокаивая своих людей, хваджа Сахиб попросил их сесть на землю, образовав круг для защиты от магических атак Аджайпала.

Сначала Аджайпал использовал чакраши – метательные диски с острым краем, вращающиеся в воздухе и разрезающие всё, чего коснутся. Однако сотни дисков, не причинив вреда ходже Сахибу и его последователям, изменили направление полета и обрушились на людей Аджайпала.

Вторая атака была еще более устрашающая: сонмы ужасных чудовищ, змей и скорпионов возникли неведомо откуда и со всех сторон ринулись на кружок хваджи. Однако, приближаясь к кругу, они гибли одно за другим – до тех пор, пока задние не повернули вспять, обратившись против людей Аджайпала.

Когда и эта атака не удалась, на них обрушились стены из огня, воды и камня – но не смогли причинить вреда. Наоборот, они нанесли урон людям Аджайпала.
Пока всё это происходило, жители Аджмера по-прежнему томились жаждой. Аджайпал и раджа, увидев тщетность всех своих происков, наконец, одумались и попросили святого, чтобы он смилостивился над людьми Аджмера. «Вы ведь дервиш, а дервиши милостивы, – говорили они. – Невинные творения Божьи страждут без воды и молят тебя о милости Снизойди к их просьбам».

Не медля ни минуты, святой велел Аджайпалу принести ту машкизу, в которую Саади набрал воды из озера. Но Аджайпал не смог даже приподнять её – невзирая на всё своё магическое искусство. Он со стыдом признал свое бессилие. Тогда хваджа Сахиб сказал ему: «Эта машкиза принадлежит смиренным слугам Всемогущего Бога. И не вам, погрязшим в мирской злобе, богатстве и преходящем могуществе, поднять её». И он велел одному из своих последователей вылить воду из машкизы в озеро. К всеобщему изумлению, ученик без труда поднял машкизу и исполнил повеление наставника – и вода тотчас вновь наполнила озеро, вновь появилось молоко у кормящих матерей и у животных. За несколько минут всё вновь встало на свои места. Противостояние хваджи Сахиба и Аджайпала завершилось полной победой святого.

Удрученный поражением в глазах своих чила, Аджайпал, чтобы поддержать свой авторитет, спросил, какое место занимает святой в духовной иерархии. Тот ответил:
– Сперва посмотрим, каково твое место. А уж потом, Бог даст, мы укажем и наше место.

Противоборство в воздухе.

Аджайпал принял это за насмешку и достал шкуру оленя, на которой индусские риши обычно сидят во время молитв и медитаций. Усевшись на шкуру, он взмыл на ней в воздух и исчез в небе. Расценив это как очередную коварную уловку, ученики хваджи Сахиба (который был погружен в глубокую медитацию) привлекли его внимание к происходящему. Тот лишь улыбнулся в ответ и приказал своим деревянным сандалиям вернуть Аджайпала. Сандалии тотчас взмыли в воздух, и вскоре показался Аджайпал: сандалии непрестанно колотили его по голове, вынуждая предстать перед хваджой. Всё было кончено: Аджайпалу пришлось уступить и сдаться на милость хваджи Сахиба. Это была победа смиренного преданного Всемогущему Богу над известнейшим мастером черной магии своего времени.


Абдуллах Байбани.


Побежденный Аджайпал покаялся, принял Ислам и стал одним из преданных учеников хваджи Сахиба. Он попросил святого показать, как тот и обещал, свое место в небесной иерархии, и тот выполнил его просьбу. Дух Аджайпала был вознесён на седьмое небо, где ему открылось, что духовная сила святого безгранична. Потрясенный тем, что ему открылось, Аджайпал, чтобы успеть отмолить свои прошлые грехи, попросил о «вечной жизни». Он попросил святого содействовать его пожеланию, и святой помолился об этом Всевышнему. Молитва была услышана, и Аджайпалу было даровано вечное пребывание на земле в бестелесной форме для того, чтобы служить людям после того, как его нынешняя бренная оболочка прекратит свое существование – в соответствии с неизменным божественным законом.

Аджайпал умер в 694 г. хиджры, но его бессмертный дух, согласно поверью, по сей день пребывает в этом мире для служения людям. Хваджа Сахиб дал Аджайпалу новое имя: Абдуллах Байбани. И люди твердо верят в то, что по Воле Аллаха его дух помогает вновь отыскать дорогу заблудившимся в джунглях или на горных тропинках в окрестностях Аджмера, при необходимости снабжая их едой и водой. Попавший в беду сначала обращается с молитвой к Господу, а затем называет имя Абдуллаха Байбани – и он тотчас является, чтобы помочь. До разделения Индии многие люди в Аджмере реально испытали на себе действенность этой практики.


Жизнь Хазрята Муинуддина Чишти

(Часть 1) >>>

(Часть 2) >>>


Ключи к сокровищам небес и земли

Чан с едой


English - about Hwaja Muinuddin Chishti



Продолжение следует, инша-Аллах.



http://www.gharibnawaz.com/g_arrivalajmer.htm